Ирландский сеттер в Санкт-Петербурге

Одновременно с этим в Санкт-Петербурге довольно часто выписывались ирландцы главным образом англизированного типа О’Калагановских кровей.
Сторонником этого типа был и такой, беззаветно преданный делу кровного собаководства, любитель, как С.П. Миклашевский, который в своем переводе брошюры Мильнера об ирландском сеттере причисляет себя к сторонниками этого типа. Но, к сожалению, тогдашние петербургские любители держались както обособленно и игнорировали деятельность москвичей. Из всех наиболее видных ленинградских заводчиков, как например: Колесов, Эллерс, Чичагов, Роштет, Буренин и других наиболее тесную связь с Москвой поддерживали доктор Хрущев и Хренов.
Наиболее удачной выпиской в Петроград нужно считать великолепного кобеля О’Калагановских кровей Дизарда Каллистратова. Он был получен почти одновременно с Гленкаром и конкурировал на выставках с большинством лучших ирландцев того времени. К сожалению, от этого кобеля, благодаря ли неудачному подбору или по каким либо другим причинам, особенно выдающегося потомства не осталось и его имя почти не встречается в родословных современных собак. Несколько позднее, выписанный дром Хрущевым Рояль Соверен и Нелли составили в некотором роде эпоху в деле кровного собаководства, дав блестящее потомство и оставив глубокий след в родословных современных собак.

В 1919 году особенно выдвинулась выдающаяся по полевым и выставочным качествам дочь Вара Орбелиани — Дэзи Иоселиани. Помимо множества призов и наград она довершила свой триумф получением звания полевого и выставочного чемпиона. На полевых испытаниях Московского Общества Охотников 1912 г. первое место при дипломе I степени и 20 баллах за чутье занял Шелест РКМОО 3270 Хренова. Прекрасно начавший свою деятельность питомник ШиринскогоШихматова во главе с Гленариф Кетлин и Айриш Дюшес прекратил свое существование, не успев дать хороших результатов благодаря мировой войне. Таким образов деятельность ленинградских любителей того времени частью благодаря отчужденности от москвичей, частью благодаря случайностей, не оказалась столь плодотворной, как можно было ожидать.
Среди харьковских любителей выдвинулся питомник Вольтерса, неоднократно выписывавший высококровных ирландцев, имена коих встречаются в родословных и современных собак. Так, например, Наван дю Мондарен 3113 (полевой победитель в Монсе в 1909 г. и 1910 г.) и Ченжинг Фанси 3247 (полевой победитель в Ирландии в 1907 г. и 1908 г.).
Деятельность любителей довоенного времени, естественно, замерла в период мировой войны, что наблюдалось даже и в Англии, где на время войны была закрыта родословная книга. Так было до 1921 года, когда НКЗ решил проверить сохранившийся кровный материал. С этой целью он устроил выставку собак в Московском Зоопарке. Результаты оказались не блестящи. Из 115 представленных собак всех пород на долю ирландцев пришлось 17 мест. Из этого столь незначительного количества выделился чемпион Аут Егорова, РобРой Стельницкой, ВРКС 4598 (Ральф — Нора Хижинского) и Пальма Григорьева, значившаяся по каталогу неизвестного происхождения. Так как чемпион Аут за старостью был непригоден для вязок, то наиболее ценным по кровям производителем оставался лишь «РобРой».

РобРой представлял из себя очень мощный экземпляр, с хорошо развитыми рабочими частями, но в общем был груб, шею портил подвес, перо было длинно и и излишне изогнуто. К счастью свой злобный характер, который англичане считают большим недостатком для ирландского сеттера, РобРой почти не передавал детям. Из сук, кроме Пальмы Григорьева, нужно указать Аюшу М.И. Петрункевича. Она происходила от собак К.В. Мошнина и имела полную родословную. Крайне простоватого вида и светлого окраса, она не представляла ничего интересного по экстерьеру. Из современников РобРоя нужно отметить БревБоя Троянова, прямого потомка Гленкара и «Рояль Сноба» РКМОО 4652 Кульбина. Первый из них представлял из себя типичного представителя старого типа, обладавшего дивным, ровным окрасом, с превосходной головой и хорошей колодкой. Второй же — Рояль Сноб — сын чемпиона Форестер Роло LOSH 8403 питомника Бертрана (Бельгия) и Рояль Майны 8403 РКМОО 3767 Н.И. Хрущева был великолепный экземпляр чисто англизированного типа. Наличие в его крови полевых победителей, как например чемпиона «Фореста Роло», давало немало надежд на передачу через него полевых достоинств его потомству. От целого ряда сук он дал таких выдающихся по экстерьеру собак как: чемпион Фрина Залогина, чемпион Том Сукина, и полевых победителей: Джильда III Успенского и Дарлинг Россинского. Великолепны оказались и его внуки — чемпион Том Маринушкина и чемпион Эра Бабкина. Надо отдать должное московским любителям, которые энергично принялись за подбор материала, сохранившегося частью в самой Москве, частью же в провинции. Труды их не пропали даром и уже на выставке Мосгубсоюза в 1923 году ирландцев было около 50 штук. Последующие выставки, устраиваемые Всекохотсоюзом и Твом Московский Охотник давали все увеличивающееся количество ирландцев, доводя их до 130—150 экземпляров. Неустойчивость в типе, наблюдаемая на первых выставках после революционного периода постепенно с каждой выставкой стала не так резко сказываться и время от времени начали появляться превосходные единичные экземпляры.

Останавливаться на подробном описании родословных всех выдающихся современных производителей не имеет смысла, так как почти все они имеют общую кровь, да к тому же происхождение их хорошо известно всем интересующимся этой породой любителям. Прежде всего необходимо упомянуть об выдающемся по экстерьеру чемпионе Томе Маринушкина ВРКС 5459 (Сноб владельца — Нора Пляшкевича). Собака эта настолько известна по выставкам, что разбирать и описывать его стати не представляется необходимым. Это кобель, безукоризненный по своим статям, представляет из себя несколько облегченного ирландца старого типа. Судивший его на 1й всесоюзной выставке в 1928 году иностранный эксперт Хислип, поставив его на первое место, выразил желание приобрести его за границу и тем самым подтвердил свое высокое о нем мнение. На Московских полевых испытаниях в 1927 году чемпион Том заработал диплом 3й степени, еще раз подтвердив его в 6летнем возрасте на испытательной станции в 1939 году. Несмотря на свою недавнюю заводческую деятельность, Том успел дать несколько интересных экземпляров, среди которых выделяются, например, «Дели» Бутюгина, награжденная золотой медалью на 3й всероссийской выставке, Ральф Небученова (от Джолли владельца) и однопометница Ральфа — Милка Л.Н. РатинойДворниковой, оба занявшие первые места в классе младшего возраста на последней весенней Ленинградской выставке 1930 года, причем Ральф получил диплом II степени на лесных испытаниях в 1930 года в Ленинграде. От Нелли Бибикова он дал «Наяду», при общем балле 80 заработавшую диплом III степени на Московской испытательной станции в 1930 г. и прошедшую на Московских областных испытаниях 1930 г. 1й в отделе многопольных с дипломом III степени при 17 баллах за чутье. Одним из лучших производителей в Москве надо признать «Дарлинга» Ф.И. Россинского, дающего превосходные головы, в особенности сукам. Хорошее потомство дает Дор Кононова, брат Черри Крутикова, затем Дуглас Клейна (к сожалению, без полной родословной), Рекс Королева и Ральф Бибикова. В полевом отношении недурно показал себя Фрам (Мат II Каптарадзе — чемпион Фрина Залогина) Приселкова, подтвердивший на испытательный станции в 1930 году диплом III степени, до того полученный им на Московских испытаниях. Из сук послереволюционного периода необходимо отметить незаурядную по своим полевым качествам Шерри Ставенгагена и интересную производительницу Нелли Хватовой, перешедшую впоследствии к Бибикову.