Menu

Натаска спаниеля по дичи

0 Comments

Время начала натаски зависит от пола и темперамента собаки. Суки большей частью принимаются за работу несколько раньше кобелей (суки — с пятишестимесячного возраста, кобели — с восьмидесятимесячного). Правильно воспитанные щенки начинают работать раньше, пугливые — позже. Кроме того, это зависит и от происхождения собаки: щенки от хороших полевых родителей способны работать по дичи раньше.

С чего же практически выгоднее начать натаску?
Прежде всего следует разбудить у собаки врожденный инстинкт — страсть к дичи. Для этого надо показать ей дичь в естественных условиях. Пусть молодая собака сама найдет птицу, пусть поднимет ее, пусть даже погоняет для первого знакомства. И только тогда, когда у собаки проснется охотничья страсть, надо сдерживать ее на потяжке и не позволять гнать птицу. Если же поступить наоборот — сразу начать сдерживать молодую собаку, натаска может сильно затянуться, а трусливые и нервные собаки могут быть даже испорчены. Нередко приходится видеть таких собак, которые находят птицу, но, видя приближение охотника, поджимают хвост и отходят в сторону.

По какой же птице начинать натаску?
С точки зрения техники этого дела натаску лучше начинать по дупелю, бекасу и другой подобной дичи, где вся работа собаки проходит на виду у охотника. Однако не следует начинать натаску по такой бегающей птице, как коростель и погоныш. И хотя впоследствии спаниэль с успехом справляется с этими «бегунками», молодую собаку они очень горячат. Взлетевшего коростеля после долгой потяжки молодой неопытный спаниэль обязательно погонит, а иногда еще и с голосом. Это откладывает свой отпечаток на всю последующую работу собаки, натаска в этом случае неминуемо затянется.
Каждый урок натаски следует начинать, не доходя до того места, где может встретиться дичь, с повторения приемов дрессировки. Задача такого «вступления» напомнит собаке о дисциплине.
Выйдя в поле, охотник приказывает собаке лежать, уходит вперед и сигналом руки посылает ее в поиск. Потом несколько раз повторяет этот прием.
Двигаясь дальше, охотник внимательно следит за собакой и, если нужно, поправляет ее поиск. Он не должен ходить по краю болота, вдоль берега озера или реки. В этом случае поиск «челноком» у собаки нарушается. Если собака избегает ходить по болоту или по густой осоке, охотник сам проходит через такое место. Глядя на хозяина, пойдет и спаниэль.
Как только охотник заметит, что собака кружится по набродам птицы, а выходного следа найти не может, он подходит к ней, отзывает и, в крайнем случае, берет на поводок. Идя вокруг предполагаемых набродов, охотник следит за собакой и, как только она причует выходной след, пускает ее в поиск. Никогда нельзя разрешать словом «Ищи!» молодым собакам копаться на набродах. Для этого охотник должен наблюдать поведение собаки и изучать поведение птицы, чтобы самому безошибочно разобраться, когда надо поощрить поиск собаки, а когда отозвать ее.
Вот собака перешла на потяжку по Свежему запаху птицы. В этот момент всегда надо держаться поближе к собаке. У всех спаниэлей потяжка должна быть «вежливая», осторожная. В некоторых случаях, может быть, придется словами сдерживать страсть своего воспитанника.
К моменту короткой приостановки спаниэля охотник должен быть рядом с собакой, чтобы своим воздействием (словами или шнуром) не допустить ее к гону взлетевшей птицы.
Натаскивать излишне горячих или упрямых собак приходится на шнуре, а иногда и с удавкой. Шнур должен быть длинным (30—40 м), легким и прочным. Лучше всего применять тонкий крученый льняной шнур, пропитанный воском. Такой шнур не разбухает в воде, мало цепляется за кочки.
Иногда приходится наблюдать работу так называемых «егерей», которые отучают собак от гона, связывая им задние ноги или привязывая к шнуру палку, которая бьет их по задним ногам. Эти варварские методы только уродуют собак. Практика показывает, что даже самый горячий спаниэль легко поддается натаске на шнуре с удавкой.
Если собака кидается гнать птицу, охотник дает ей 2—3 м свободного хода, потом командует «Нельзя!» и делает рывок шнуром. Подойдя к лежащей собаке, охотник обязательно должен поощрить ее. В результате этих действий собака быстро поймет, что, как только она кидается гнать, тотчас следуют рывок и боль; значит, делать этого нельзя. Но как только она ложится, подходит хозяин и ласкает; значит, делать надо так. Само собой разумеется, что от одногодвух раз собака не отучится гнать птицу. Работать над этим придется, может быть, долго.
Очень важно правильно решить вопрос, когда и как приучать собаку к выстрелу. Никогда не следует стрелять (даже пистонами) возле молодой собаки, если она не работает по птице. Это может испортить животное, и оно всю жизнь будет бояться выстрела. Пугливую собаку следует предварительно ознакомить с выстрелом, который делается кемнибудь на расстоянии 200—300 м.
Сам хозяин в момент выстрела дает собаке лакомство. Охотник первый выстрел при собаке дает прямо по птице, которую сработала собака. Надо стремиться к тому, чтобы птица была убита, тогда собака сразу поймет значение выстрела.
Никогда не следует делать первые выстрелы в присутствии молодой собаки по случайно взлетевшей или налетевшей птице. Такая стрельба пугает собаку и горячит ее.
Чем меньше охотник будет делать промахов по птице, тем лучше будет работать его спаниэль.
Во время натаски охотник должен научить спаниэля подавать битую птицу. Это проводится в другой последовательности, чем обучение подаче поноски: сначала приучают подавать птицу из воды, а потом на суше, так как спаниэль охотнее подает птицу из воды, чем с суши. В воде он обязательно возьмет птицу и не бросит ее, пока плывет. На суше же отвращение к перьям может взять верх, и тогда собака не подает птицу.
Охотник с молодой собакой ищет по берегу уток, бекасов или другую птицу, которая после выстрела упала в воду. С воды предварительно обученный подаче спаниэль птицу обязательно принесет охотнику. После этого подачу можно закрепить, посылая собаку за брошенной птицей.
Если спаниэль все же не будет подавать убитую на суше дичь, можно рекомендовать такой прием: к убитой изпод вашей собаки птице попросите подойти какогонибудь охотника с другой собакой. Спаниэли, как правило, очень ревнивы. Когда спаниэль увидит приближение чужой собаки к сработанной им птице, он не выдержит, помчится вперед и принесет добычу своему хозяину. Нам неоднократно приходилось наблюдать применение такого приема, и всегда оно венчалось полным успехом.
Сколько времени следует потратить на натаску? Это зависит от качества предварительной дрессировки дома и в поле, характера собаки, методики натаски и наличия дичи.
Практика показывает, что непосредственно на натаску спаниэля при благоприятных условиях приходится затрачивать от восьми до двенадцати выходов (на болото, луг, в лес) по 2—3 часа работы по дичи. Бывают случаи, когда некоторых собак натаскивают в более короткий срок.
Натаску спаниэля можно считать законченной, когда изпод него будет отстреляно не менее пятидесяти птиц и на полевых испытаниях она получит диплом. Однако после этого владелец собаки не должен считать подготовку ее законченной. В процессе охоты он должен внимательно следить за ее работой, сам соблюдать правила охоты с собакой, не
кидаться за упавшей птицей, не горячить собаку, требовать от нее выполнения всего того, чему она была обучена, помня, что натаскать собаку гораздо труднее, чем испортить.
Все сказанное выше относится к натаске спаниэля по болотной и лесной дичи, где обязательно требуется «вежливая» работа собаки, а также к подготовке спаниэля к полевым испытаниям (что необходимо для всякого настоящего собаковода).
Если же спаниэль подготавливается только для охоты на водоплавающую дичь, его натаска значительно упрощается. Для охоты по уткам спаниэля обучать почти нечему, кроме подачи птицы с воды. Натаска спаниэля сводится к тому, чтобы ознакомить его с дикими утками и выработать у него настойчивость в преследовании птиц на воде. Достаточно сходить с собакой всего дватри раза на озеро или болото, где есть выводок утят, и показать собаке птиц спаниэль поплывет за утятами и начнет их преследовать. Поймать их на воде собака, как правило, не сможет, но от этого ее охотничья страсть разгорается еще больше, и она азартно, иногда с голосом, преследует птицу. После одного такого урока спаниэль, ознакомившись с запахом уток, начинает уже сам их разыскивать и преследовать. На этом, собственно, и кончается натаска спаниэля по уткам. Остается только застрелить утку на воде, чтобы собака принесла ее охотнику, но это уже можно сделать с открытием сезона охоты.
Следует предупредить охотников, что спаниэль, которого начали натаскивать по уткам, по другой птице будет работать значительно хуже (может не быть замедления хода во время потяжки, при взлете птицы он будет бросаться за нею и гонять ее). Правильного «челнока» на поиске также не будет. Позывистость у такого спаниэля может быть значительно хуже, чем у собаки, натасканной по болотной и лесной дичи. Однако в охоте по уткам он может достичь совершенства.
Хочется дать несколько практических советов, как вести свою собаку во время полевых испытаний, охотникам, которые сами натаскивают своих собак.
Мало собаку подготовить к испытаниям, надо уметь ее показать. Вот почему охотник должен стремиться вести ее так, чтобы она проявила все свое умение и показала все свои качества. Если собака горячая, а по вытянутому жребию очередь подойдет еще нескоро, то неплохо гденибудь в стороне предварительно поработать с ней в высокой траве — азарт ее несколько поутихнет. И наоборот, со спокойной и недостаточно натренированной собакой дватри дня до испытания ходить в поле не стоит.
На полевые испытания можно ставить собаку только по тем птицам, по которым она натаскана, однако испытания, как правило, проводятся по болотной дичи.
Если молодой спаниэль еще не видел других собак, то в ожидании очереди лучше держаться несколько в стороне от общей группы. Одних спаниэлей сильно возбуждает и горячит присутствие чужих собак, и пущенная в поиск собака может сорвать осторожную потяжку и погнать птицу. Другие, наоборот, не хотят уходить от «своей компании» и могут отказаться идти в поиск.
Некоторые, даже хорошо обученные, спаниэли могут на испытаниях не подать птицу. Это иногда происходит потому, что собака боится присутствия чужих людей и особенно собак. Поэтому при поверке на подачу надо требовать, чтобы вблизи никого не было. Попадаются спаниэли, отказывающиеся подавать ту птицу, которую держали в зубах другие собаки. Тогда испытания надо провести по свежеубитой птице.
Если же собака, хорошо обученная подаче, на испытаниях заупрямится, надо снять с плеча ружье и сделать выстрел вверх, после чего послать спаниэля за птицей. Против этого приема обученная собака устоять не может, а правилами испытаний он не запрещается, напротив, обстановка испытаний приближается к условиям охоты.
Не следует во время испытаний задерживать собаку излишними окриками и командами, однако нельзя пускать дело на самотек и предоставить собаке полностью действовать самостоятельно. На поиске не нужно отпускать спаниэля от себя дальше чем на 30—40 м, заставляя его поворачивать.
На потяжке по птице охотник должен держаться ближе к собаке, имея свисток наготове, чтобы вовремя пресечь ее попытки к гону птицы.
Когда упадет битая птица (выстрел производится с разрешения главного судьи), надо, не теряя из вида места падения, направить туда собаку.
Если этого не сделать, подбитая птица убежит, собака может попасть на свежий след другой дичи, уйти в сторону и не найти подранка, а это значительный минус во время испытаний.
В случае назначения дополнительного поиска перемещенной птицы надо очень внимательно следить за местом ее посадки и направлять туда собаку. В жару, в высокой траве, да еще если нет движения воздуха, спаниэль может пройти в 2—3 м от затаившейся птицы и не почуять ее.
Надо сказать, что натаска и постановка спаниэля на полевые испытания — дело интересное и доступное всякому охотнику, если он проявит к нему любовь и запасется некоторым терпением.
Хороший охотник, т. е. такой, который умеет стрелять, который любит своего спаниэля и умеет им руководить, всегда получит на охоте по болотной дичи полное спортивное удовольствие.
Говоря о спаниэле, необходимо указать на некоторые особенности его работы на болоте.
Ищет он обычно на карьере или на голопе, но небольшие размеры собаки делают его поиск более медленным, чем поиск легавых. Обычно собака находится от охотника на расстоянии среднего или дальнего выстрела дробового ружья. Спаниэль не делает длительной стойки по найденной птице, поэтому охотник располагает небольшим
временем для того, чтобы подойти к собаке во время ее потяжки по птице (когда она причует дичь)
И подготовиться к выстрелу. Если спаниэль будет находить птицу за 100—150 м от охотника, много найденной птицы улетит без выстрела.
Надо оговорить тот случай, когда собака, причуяв дичь, дожидается охотника и до его подхода птицы не поднимает. Таких собак, а они есть, целесообразно пускать в более широкий поиск. Подобная осторожная работа может быть выработана у каждого спаниэля. Это достигается тщательной натаской собаки и постоянными наблюдениями за ней во время охоты. Со временем собака начинает понимать, что нельзя бросаться к птице до команды хозяина. Она находит птицу, осторожно крадется к ней и чем ближе к птице, тем все медленней, а за это время охотник успевает приблизиться на верный выстрел.
Подавляющее большинство спаниэлей ищет низом. У некоторых охотников создается впечатление, что собаки этой породы работают только по следу, однако это неверно. Даже с низко опущенной мордой и на быстром ходу собака способна уловить запах птицы на довольно большом расстоянии.
Однажды спаниэль причуял против ветра на расстоянии двадцати пяти шагов бекаса. Собака бежала впереди охотников по берегу небольшого озерка. Вдруг она резко остановилась, подняла морду, понюхала ветер, который дул со стороны озера, энергично завиляла хвостом и пошла в воду. Она переплыла озерко, сделала дватри крадущихся шага, по команде хозяина бросилась вперед и подняла на крыло бекаса. До этого случая спаниэль искал всегда низом, и нельзя было предположить, что он обладает таким незаурядным чутьем.
Потяжка у спаниэля более быстрая, чем у легавых. Как правило, потяжка молодых спаниэлей — нервная и горячая. Если охотник не будет работать над потяжкой своего спаниэля, то впоследствии на охоте ему придется временами бегом спешить за собакой, отчего стрельба будет менее удачная.
Как во время натаски, так и во время охоты со спаниэлем необходимо требовать, чтобы он осторожно подкрадывался к птице.
Подводка к птице у спаниэля обычно бывает броском.
Охотник должен быть готов к тому, чтобы резкой, громкой командой или свистком задержать спаниэля на месте и не позволить ему преследовать птицу.
В дальнейшем спаниэль привыкает к этим требованиям и совершенно не стремится гнать взлетевшую дичь.
У спаниэля врожденная страсть поймать птицу. Поэтому собака хорошо работает только тогда, когда после выстрела найдет убитую птицу и возьмет ее в зубы.
За 1/2—2 часа охоты на болоте один охотник одиннадцать раз стрелял по бекасам и сделал одиннадцать промахов. Собака, которая до этого прекрасно работала, начала с голосом гоняться за бекасами. На другой день эта же собака после нескольких промахов хозяина пошла за ним сзади, поджав хвост и отказавшись идти в поиск. Товарищ неудачного охотника захотел сам пройти с собакой. Через несколько минут она нашла дупеля, который и был убит первым выстрелом. В течение 30 минут она нашла еще четырех бекасов и одного дупеля. Собака работала безукоризненно, и у нее не являлось никакого желания гоняться за птицей.
Изпод молодого спаниэля охотник должен стрелять только наверняка, а если птица вылетела неожиданно, да еще в стороне, лучше пропустить ее.
Не следует позволять собаке сразу же после выстрела бросаться за убитой птицей. Надо задержать ее и только после этого послать за добычей. Если не приучить спаниэля к этому, со временем он привыкнет бросаться за всякой взлетевшей птицей и привыкнет ее гонять, т. е. будет испорчен.