Марий-Эл богата лесами, они занимают более половины ее территории. Местные сельские охотники издавна культивировали лайку, носящую название «марийская», а горожане предпочитали гончих. Однако до войны породистые гончие в республике насчитывались единицами, и среди них не было собак с полными родословными. Не проводились полевые испытания гончих. Но тем не менее серьезное внимание уделялось рабочим качествам собак, и поэтому местные гончие славились добычивостью, мастерством и нестомчивостью.

После войны в развитии собаководства  большую роль сыграли гончие так называемых «старых казанских кровей». Например, был использован прекрасный по экстерьеру и рабочим качествам производитель гончий Громило ВРКОС 223/г И. Д. Малкова, являющийся потомком собак Н. П. Кишенского, М. И. Алексеева и А. А. Лебедева. И по сей день кровь Громилы имеется в ряде наших собак, как правило, обладающих доносчивыми, музыкальными голосами и отличными рабочими качествами.


Вскоре после войны в Марийской республике стали проводиться выставки, выводки и полевые испытания, но была в загоне селекционная работа с гончими. С 1952 года почти не оформлялись родословные собак, прекратились выставки, выводки и полевые испытания. Такое положение отрицательно сказалось на качестве и росте поголовья гончих собак. Так, на выводке, состоявшейся в ЙошкарОле в 1957 году. после пятилетнего перерыва экспонировалось только 8 русских и 2 русских пегих гончих. Часть собак была неизвестного происхождения. Не было ни одной гончей, обладающей полевым дипломом.
Только с 1958 года работа с гончими заметно улучшилась путем проведения полевых испытаний и выставок. В республику стали завозить ценных племенных собак. С каждым годом росло количество гончих собак, улучшались их экстерьерные и рабочие качества. В 1959 году из 14 гончих 2 оказались полевыми победителями с дипломами второй и третьей степеней. В последующем году на экстерьерном ринге XI республиканской выставки охотничьих собак было уже 25 русских и 6 русских пегих гончих, а через бонитировку прошло 7 классных собак, из которых двум были присуждены дипломы II степени. В 1961 году было выставлено 38 гончих (28 русских и 10 русских пегих); полевые дипломы имели уже 16 русских гончих. В 1962 году на республиканскую выставку поступили 41 русская и 11 русских пегих гончих; полевые дипломы имели соответственно 17 и 3 собаки. В 1963 году на выставке экспонировались 42 русских гончих, среди которых 20 собак оказались с дипломами. Среди 20 русских пегих с дипломами были 4 собаки.


Довольно высоким стал экстерьер ный уровень собак, только 8 процентов получило низкие оценки. Это преимущественно собаки, привезенные из районов, где не успели заменить беспородную мешанину кровными гончими. Больше половины гончих по бонитировке относилось ко II классу; это были собаки, имеющие по одному диплому III степени (в большинстве молодняк, рождения 1961 и 1962 годов). В класс элита вошла русская выжловка — чемпион породы Пурга В. Д. Ди веева.
Секция кровного собаководства республиканского общества охотников и рыболовов в 1962 году организовала станцию нагонки гончих собак, где опытный егерь наганивает молодняк. Отдельные любители гончих тренируют их сами. В 1962 году на станции из 5 гончих 4 получили дипломы III степени. В 1963 году на станции наганивалось уже 10 собак, из которых одна пегая и четыре русских гончих получили дипломы III степени. Таким образом, на выставке в 1963 году в младшей возрастной группе находилось 5 классных гончих.
Молодняк, прошедший нагонку на станции, как правило, на последующих испытаниях подтверждал и даже повышал степени своих дипломов. Все эти собаки по первой осени хорошо гнали зверя.
С каждым годом наши гончатники все больше интересуются рабочими качествами собак. С 1948 по 1957 год на станции испытывалось 60 гончих, и полевые дипломы получили 14, а с 1958 по 1963 год через полевые испытания прошло 180 гончих, получивших уже 77 дипломов. Среди 135 русских гончих, прошедших испытания, дипломами I степени награждены две собаки, И степени — 14 и III степени — 44; русских пегих испытано 45, выдано им 7 дипломов II степени и 10 дипломов III степени.

III степени, а в 1963 году состоялись 4 испытания (участвовало 56 собак), на которых гончак Рыдай М. А. Михеева получил диплом I степени, пять собак — II степени и шестнадцать — III степени; всего было выдано 22 диплома.
Современные гончие в большинстве своем представлены линиями чемпиона Плакуна Д. С. Калганова и Горниста ВРКОС 533/г Ф. И. Казакова. Линия Громилы ВРКОС 223/г И. Д. Малкова затухла, но его потомками является (преимущественно через выжловок) большинство наших собак.
Продолжателем линии Плакуна Д. С. Калганова был Анчар Н. И. Ма линова. Обладая сравнительно хорошим экстерьером, Анчар оказался достаточно костистым, «хорошо одетым», с очень сильным голосом (с заливом и заревом), расцененным в 8 баллов за силу и 4 за музыкальность. Изза отсутствия в то время классных производителей Анчар широко использовался в породе и оставил 7 полевых потомков. Однако наряду с хорошим шерстным покровом и голосами он передал и недостатки экстерьера. Наиболее интересной оказалась его вязка с Астой (от Пирата Ильина и Каштан ки Малинова — оба внуки Громилы 223/г Н. И. Малинова). От этой вязки сохранились два полевых потомка: Заливай (оценка «очень хорошо», диплом III степени) Н. И. Малинова и Буян (оценка «хорошо», диплом III степени) М. И. Попова.
Заливай — подкупающий сбитостью и звероватостью, очень «тепло одетый», костистый, среднего роста, умеренно сухой, чепрачный в подласах, голосистый (7—2) — является типичным представителем своей линии.
Из потомков Анчара выделился Набат П. Т. Головина (по матери прямой потомок Громилы 223/г), получивший оценку за экстерьер «очень хорошо» и два диплома III степени. К сожалению, этот незаурядный выжлец был использован как производитель только один раз (с Динькой Ю. П. Петрова) и вскоре погиб, оставив хорошее по экстерьеру и рабочим качествам потомство. В паре с Кроной (внучкой Громилы 223/г) И. Л. Лежнина Анчар дал Дайку (оценка «очень хорошо», три диплома II и один диплом  Ill степени) И. П. Большакова, неоднократно занимавшую первые места в первом классе.


Продолжателями линии Горниста ВРКОС 533/г явились завезенные в ЙошкарОлу уже осенистыми его сыновья: в 1960 году — Урал, родившийся в 1953 году от Пройды (от Рыдало Львовского общества охотников и Найды Бабкова), принадлежащий С. М. Касьянову, и в 1961 году — Плакун ВРКОС 761/г, родившийся в 1953 году от Волны (от Хохота III ВРКОС 467/г Дмитриева и Ведьмы ВРКОС 697 Батракова), принадлежащий Ю. Н. Петрову.
Урал имел 4 диплома III степени в смычке и в одиночку; оценка экстерьера колебалась в пределах от «очень хорошо» до «удовлетворительно» (из за неправильного прикуса). Урал с лучшими выжловками дал многочисленное рабочее и в своем большинстве неплохое по экстерьеру потомство. Однако в каждом его помете встречаются собаки с неправильным прикусом. Из потомков Урала выделяется Рыдай М. А. Михеева, который в двухлетнем возрасте имел по диплому I и II степеней с расценкой голоса 9 —2—4 и экстерьера «отлично». Этот выжлец очень рослый (69 сантиметров), умеренно сухой, высокопередый, подласый, с прекрасной породной головой, могучей сбитой колодкой. (Фотоснимок Рыдая помещен в № 1 журнала «Охота и охотничье хозяйство» за 1964 год).


Плакун ВРКОС 761/г Ю. Н. Петрова имел два диплома III степени и оценку экстерьера «отлично» и «очень хорошо». Однако Плакуна использовали как производителя меньше, чем Урала.
В паре с Динькой Ю. Н. Петрова Плакун дал в 1962 году Гадая (Ю. Н. Петрова), получившего диплом III степени в возрасте 1 года 1 месяца. На экстерьерном ринге Марийской республиканской выставки он в 1963 году занял первое место в младшей возрастной группе с оценкой экстерьера «очень хорошо». В паре с Дайкой Большакова Плакун в 1962 году дал Бушуя П. Т. Головина, получившего диплом III степени в возрасте I года 4 месяцев и при бонитировке на выставке 1963 года занявшего второе место.
Урал С. М. Касьянова и Плакун ВРКОС 761/г Ю. Н. Петрова, к сожалению, как производители были использованы только один сезон, но и этим они закрепили линию Горниста ВРКОС 533/г, дав высокопородное рабочее потомство.
Большая часть производительниц русских гончих явились потомками Громилы ВРКОС 223/г Малкова. К ним относятся Вьюга А. Я. Казаринова, Найда Г. М. Исаева и особенно Ас та Н. И. Малинова, давшая от Анчара несколько полевых потомков. Однако эти собаки по экстерьеру и полевым качествам (дипломы имела только Вьюга Казаринова) не могли удовлетворить поставленным задачам. Поэтому пришлось завезти породных выжловок со стороны, В 1958 году появились завезенные взрослыми две гголуеестры по матери — Кинга С. М. Касьянова и Динька Ю. Н. Петрова. Мать этих выдающихся по полевым качествам выжловок — Волна П. Н. Завьялова происходила от Брызгалоохотничьего ВРКОС 327/г Э. В. Шмита (от Бойка ВРКОС 57/г ЦС ВВОО и Заливкиохотничьей ВРКОС 29/г М. А. Сергеева) и передала потомству отличные полевые качества и музыкальные голоса. Обе выжловки отмечены дипломами II степени и имеют высокие расценки за голоса: у Т,иныш — за силу, звучность — 8 иаллов и музыкальность — 4 балла, а у Кинги — соответственно 8 и 2 балла. По мужской линии Динька происходит от собак, инбридирован ных на Громилу ВРКОС 223/г, а Кинга — внучка известного чемпиона Шумка П. Маширова; в родословной Шумки наряду с кровью чемпиона Плакуна Калганова течет кровь Громилы ВРКОС 223/г. Эти две почти равноценные выжловки дали несколько высококлассных потомков, обладающих незаурядными рабочими качествами и музыкальными, доносчивы ми голосами.


Все потомки описанных выжловок в той или иной мере несут кровь Громилы ВРКОС 223/г Малкова. Они достаточно рослые и костистые, умерен но сухие, очень хорошо одетые теплой псовиной, в большинстве обладают незаурядными рабочими качествами и сильными музыкальными голосами. Однако они уступают в элегантности гончим некоторых московских и особенно горьковских линий, отличающихся небольшими, сухими головами, бед нокостностью и слабым шерстным покровом.
В 1960 году Б. Д. Дивеевым была привезена из Брянска полуторагодовалая внучка чемпиона Бархата Пурга (от Сигнала Моисеева и Волынки Бырдина). Пурга — выдающийся полевой работник — получила на испы таниях и состязаниях дипломы; один — I степени, два — II степени и один — III степени. На экстерьер ных рингах Пурга занимала высокие места с расценкой экстерьера «очень хорошо» и в возрасте трех лет вошла в класс элиты. В 1963 году она блестяще подтвердила свой класс и была признана чемпионом породы. Известны ее 8 полевых потомков от разных выжлецов. Но Пурга передает потомству и недостатки экстерьера: излишнюю растянутость корпуса и бедность шерстного покрова. (Фотоснимок Пурги помещен в № 12 журнала «Охота и охотничье хозяйства» за 1962 год). В Марийской  русских пегих гончих значительно меньше, чем русских гончих.


Разведение русских пегих гончих по сути началось с 1956 года, когда были приобретены два щенка от собак Тульской волкогонной стаи, в основном кровей гончих Московского городского совета Динамо. Обе собаки оказались очень типичными для породы. Выручай (владелец К. Н. Селивановский) — правнук вывезенного изза границы фоксгаунда Барана неоднократно расценивался «очень хорошо», а Добычка (владелец В. В. Шатохин) — «отлично». К сожалению, эти владельцы не сумели нагонять этих собак, и они остались нерабочими.
От неоднократных вязок Выручая с Добычкой имеется немало породных русских пегих гончих, среди которых оказались собаки с хорошими полевыми качествами. В настоящее время известны 5 полевых потомков у Выручая и 4 у Добычки, среди которых три собаки имеют дипломы II степени. Достойным потомком Выручая и Добычки оказался гончак Батрак (оценка «очень хорошо», три диплома II степени и два III степени) Леонтьева, а также Шумка (оценка «очень хорошо» и диплом II степени) Скворцова. Лучшей в породе русской пегой гончей считается Арфа (от Урвана Азарова и Волги Петрова), вывезенная из Ленинграда В. А. Мельниковым. Эта небольшая, довольно бедная костью, но очень породная выжловка, расценивающаяся по экстерьеру не выше «хорошо», оказалась незаурядной работницей (имеет три диплома III степени). Арфа дает хорошее рабочее потомство. В паре с Выручаем Селивановского она дала Найду (оценка «хорошо» и диплом II степени) Плотникова. Повязанная со Скрипачем Дроздова (Мордовская ), Арфа дала очень породных, однотипных щенков, трое из которых получили полевые дипломы по первой осени. Интересным в рабочем отношении оказался Буран Куклина, который в возрасте 1 года 3 месяцев получил диплом III степени, а на осенних полевых испытаниях — диплом II степени.
В результате направленной селекционной работы любители гончих собак Марийсравнительно за короткое время — с 1958 года суме ли добиться некоторых успехов в работе с гончими. Заложен фундамент для развития пород гончих собак и есть возможности успешно совершенствовать экстерьерные и рабочие качества их. 
 

НОРНЫЕ СОБАКИ

СПАНИЕЛИ

ПАРНОКОПЫТНЫЕ

Кормление щенка

06-12-2018 Hits:18 Щенки RuneFlame - avatar RuneFlame

Предки наших домашних собак были  плотоядными животными, питавшимися преимущественно мясом. Со временем, под воздействием человека и новых условий жизни, они стали всеядными и хорошо усваивают корма как животного, так и...

Read more

У собаководов Алтая

02-12-2018 Hits:17 Собаководство RuneFlame - avatar RuneFlame

Алтайский край славит л ся своей промысловой фауной. В этом замечательном уголке нашей великой Родины водятся лоси, косули, маралы, кабарга и медведи. А сколько в алтайских кедрачах соболя! Местная белка...

Read more

Вороговская кулёмка на соболя

13-11-2018 Hits:92 Охота с собаками RuneFlame - avatar RuneFlame

Sable3

Госпромхоз находится в Туруханском районе Красноярского края и занимает площадь 3 млн. га. Как и везде на Севере, большой проблемой у нас является освоение отдаленных угодий, нехватка рабочей силы. Из...

Read more