C5310

Первые собаки древнего охотника использовались прежде всего для поиска и выгона крупного, в основном копытного, зверя. Особо ценились вязкие выносливые собаки, с хорошим следовым чутьем и доносчивым голосом, подсказывавшим местонахождение зверя. Поэтому наибольшее распространение имели гончие, называемые тогда «духовными» собаками. При групповых охотах со стаями собак случаи ухода подранков были редкими.

С расширением производста охотничьих ружей стала распространяться более эстетичная индивидуальная охота; возрастают значение и ценность трофея; соответственно повышаются требования к собаке по поиску и добору подранков. Из среды гончих выделяют наиболее уравновешенных собак, пригодных к уверенному разбору даже старого кровяного следа. Появляются породы специализированных кровяных ищеек, таких, как бладхаукды в Англии, ганноверские и баварские следовые собаки в Германии. Их совершенные возможности позволяют добрать зверя и через 24 часа после ранения, даже через несколько километров по чащобам и горам.


Так как большинство охотников не могли позволить себе иметь набор узкоспециализированных собак для поиска различной дичи, то получила распространение подготовка ряда специальных пород. Конечно, они нс могут в поиске и доборе копытных соревноваться с баварскими следовыми собаками, но всетаки способны найти подранка через 3—6 часов. Такая традиция разностороннего использования большинства пород охотничьих собак в Западной Европе сохраняется и в настоящее время. В наибольшей степени удается поддерживать качества кровяных ищеек у такс, некоторых пород европейских гончих (артезианонорманд ский бассет, польский огар, словацкий копов, штирский бракк), а также у ряда континентальных легавых (немецкие курцхаар, дратхаар н лангхаар, большой и малый мюнстерлендеры, чешский фоусек, веймарская легавая, венгерская выжла).


Каким же требованиям должны отвечать собаки, чтобы быть пригодными еще и для работы по кровяному следу? Прежде всего, обладать хорошим чутьем, способностью к работе низом, что иногда связано с поставом шеи. Такие качества, как спокойный, равномерный и выносливый ход, а также настойчивость, обязательно определяются у них уравновешенной нервной системой. Кроме того, она должна обеспечивать спокойное поведение собаки в процессе всей охоты, в том числе и до выстрела, будь то скрадывание или ожидание зверя как на номере при коллективной охоте, так и в за сидке при индивидуальной.
Добор подранков в основном производят при следовой работе собаки на ремне. Но бывают случаи, когда его использование невозможно, например, ночью, в чаще, в горах. Тогда важным требованием к четвероногому помощнику становится умение докладывать о найденной туше. Очень распространенным является анонсирование, то есть доклад с возвращением к хозяину
 и призыв следовать за собой. Особо ценится способность собаки докладывать путем призыва лаем непосредственно у туши, что также важно при нахождении подвижного подранка. Большей частью такая работа является врожденной характеристикой, как и породность, громкость и доносчивость голоса.
Если еще раз обратиться к перечню пород, указанных выше, то явно бросается в глаза их западноевропейское происхождение. Это объясняется глубокими традициями зверовых охот и требованием обязательного участия охотничьих собак. На территории России подобные охоты стали организовывать только с конца 1940х гг., по мере восстановления численности копытных. Быстрее эти традиции были восприняты странами Балтии, на Западной Украине, благодаря влиянию охотничьей культуры из соседних стран. Поэтому неудивительно, что первый центр по подготовке кровяных ищеек в бывшем СССР был создан на территории Литвы. Местные кинологи выступили также инициаторами проверки способностей охотничьих собак к работе по кровяному следу. В 1979 г. был подготовлен проект союзных правил испытаний. Практически без изменений, вместе с вкравшимися ошибками переводчика, эти правила были рассмотрены и приняты как временные Всесоюзным кинологическим Советом 23.12.1979 г. и утверждены к действию 24.03.1981 г. приказом Главного управления по охране природы, заповедникам, лесному и охотничьему хозяйствам МСХ СССР.


Вначале они были встречены с недоумением и настороженностью: никто не мог объяснить даже порядка организации данных испытаний. Первая сложность заключалась в необходимости наличия свежей туши копытного зверя в период чернотропа, когда охота не производилась. Кроме того, лочему то для использования были рекомендованы только кабан и косуля, которые обитают не во всех регионах страны. Конечно, необходимо разрешить использование любого копытного, на которого распространена охота в данной местности.


Вызывает недоумение и первый пункт правил; «В испытаниях и состязаниях могут участвовать собаки различных охотничьих пород, имеющие навыки выслеживания подранков копытных», Кто же проверяет эти навыки и чем они удостоверяются? Однако здравый смысл все же возобладал: не стали догматически подходить к этим формулировкам, открыли охоту на кабана летом на потравах, а осенью по чернотропу стали разрешать охоту с собаками, дипломированными хотя бы по подсадному кабану.
Первые дипломы по кровяному следу появились в Красноярской области, где, наверное, охотоведы быстрее поняли пользу подготовки кровяных ищеек, позволяющую значительно сократить потери копытных на зверовых охотах.
Первые испытания по кровяному следу в Московской области были организованы в 1987 г. секцией любителей ягдтерьеров, специально приобретших для этой цели сеголетка кабана в зоообъединении. Определенный толчок расширению этих испытаний произошел после посещения делегациями кинологов от Росохотрыболовсоюза Сравнительных конкурсов легавых собак, бывших в Венгрии (1986 г.) ГДР (1988 г.), Болгарии (1989 г.), и ознакомления на практике с европейскими правилами подобных испытаний. Кроме того, в 1989 г. в Нижне Куидрюченском охотхозяйстве Ростовской области была проведена стажировка российских кинологов под руководством немецких экспертов Релера и К. Зусдорфа. Были там представлены также команды континентальных легавых из Москвы, Ленинграда, Саратова и Свердловска. В программе комплексных состязании провели испытания и по кровяному следу оленя. Несомненно, это еще прибавило популярность данному виду испытаний.
Вместе с тем появились попытки упростить подготовку испытаний, что часто стало приводить к выхолащиванию их сути и примитивности мероприятий. Объясняют эти отступления по большей части сложностями для «периферии» своевременного получения лицензий на копытных и их гарантированного отстрела к заданному моменту испытаний. Поэтому встречаются случаи использования шкур и муляжей вместо свежих туш, а кровь чрезмерно наполняют консервантами или мешают с кровью домашних животных другого вида. Организация таких «игрищ», совершенно далеких от охотничьих условий, особо поддерживается недобросовестными собаководами а погоне за мнимой универсальностью, обеспечивающей дополнительные баллы при бонитировке, а следовательно, и рекламу их собакам, позволяющую непомерно повышать цены на щенков.
Опыт серьезного отношения секции любителей курцхааров МООиР к организации испытаний по кровяному следу подтверждает возможность выполнения всех основных требований. Главное, что эти испытания проводятся в условиях, наиболее приближенных к охоте. Благодаря помощи правления МООиР и его председателя Ивана Васильевича Величкина, ежегодно (с 1988 г.) в одну из первых суббот октября проводится специальный отстрел кабана. В загоне обязательно участвуют дипломированные по кабану собаки. Бывали при этом случаи их использования для поиска и добора битого зверя по натуральному кровяному следу. Испытания стараются проводить в день отстрела по следу свежей крови и с использованием выпотрошенной и аккуратно (как того требуют правила) зашитой туши. Все испытываемые собаки, имеющие склонность к данному виду работы, проявляют большой интерес к такому следу и очень активно реагируют на найденную тушу.


Тщательное изучение в теории и на практике европейских правил испытаний по кровяному следу еще более раскрыло ряд нелепостей в отечественных временных правилах. Накопленный опыт подготовки и проведения этих испытаний в нашей стране уже позволяет перейти к разработке постоянных правил, основанных на здравом смысле и обеспечивающих достижение целей, стоящих перед любым видом испытаний охотничьих собак: выявление врожденных способностей к данному виду' работы, а следовательно, и племенной ценности, а также оценка качества подготовки к охотничьему использованию.


В европейской кинологии эти три цели достигаются на соответствующих раздельных испытаниях: при проверке врожденных способностей молодняка, при пользователь ных и племенных испытаниях. Не претендуя на переделку всей нашей системы испытаний, считаю возможным, после соответствующей корректировки правил, в большей мере достичь выполнения этих целей в процессе единых испытаний. Но экспертам соответственно придется более тщательно анализировать возможности собак и разделять врожденные и приобретенные качества.
К сожалению, многие собаководы слабо знакомы с этими вопросами изза недостатка специальной кинологической литературы, да и на курсах по подготовке кинологов им не уделялось должное внимание.
Для более четкой аргументации необходимости переделки действующих временных правил начну с анализа их основных недостатков. Отправными сравнительными примерами для этого вполне могут послужить соответствующие правила международных испытаний, а также правила из Германии и ЧехоСловакии, кинологи которых имеют глубокие традиции и опыт в данном вопросе.
Прежде всего, непонятно ограничение годом минимально допустимого возраста, что скорее применимо для зверовых испытаний. Для ускорения определения врожденных задатков собак целесообразнее допускать и щенков с 8месячного возраста, как оговорено в общих правилах проведения испытаний. К сведению охотников, в Германии к проверке врожденных способностей допускают собак с 8 месяцев, к пользова тельным испытаниям — с 9.
Следующее замечание касается срока давности или, как принято говорить, остывания следа перед использованием на испытаниях и состязаниях. Это время в настоящих правилах для испытаний оговорено тремя часами и никак не дифференцированно с учетом возможных осложнений погодных условий (дождь, ветер, переворачивающий листву и засыпающий след, его вымораживание). В чехословацких и международных правилах испытаний допускается запускать собаку на след не раньше двух часов после его прокладки; в немецких к большинству их национальных пород применяют более жесткие требования. Подобное 12часовое остывание следа можно предложить для состязаний и каждый раз корректировать в зависимости от состава пород и уровня готовности собак. Оптимальным для состязаyий можно принять 8—12 часов, например, вечером прокладывать след, а утром испытывать. И, наконец, следует заметить, что для узкоспециализированных пород (для которых и применим целенаправленно термин фарбер — кровяная ищейка), таких, как ганноверская и баварская следовые собаки и бассет, немецкими правилами предусмотрены повышенные требования: след удлинен почти в два раза (до 1000 м), а время остывания увеличено до 18—24 часов.


Теперь о способах работы и времени, выделяемом для этого. Прежде всего, совершенно неправомочно ограничение оценки работы на ремне дипломом 11 степени. Во всех европейских правилах, кроме отечественных, призы (в нашей практике — дипломы) всех трех степеней присуждаются равноценно за любой вид работы — на ремне, с анонсом, с призывом, если главная задача — нахождение туши битого зверя — выполнена. Но на состязаниях и на комплексных разносторонних испытаниях для каждого вида работы введены коэффициенты важности, и выполнение доклада поощряется дополнительными баллами. Эти данные также важны и учитываются для племенных показателей. Поэтому для выполнения доклада заказанным способом собаку запускают от второй «лежки» после обязательной проверки качества работы на ремне по большей части следа; ограничивают при этом только время свободной работы собаки. В разных правилах оно колеблется в зависимости расстояния от 10 до 20 минут. Но даже при отказе собаки выполнить доклад и возвращении в течение этого лимитированного времени к ведущему, она может продолжить работу на ремне и получить соответствующую расценку и диплом.
Полной бессмыслицей является время, заложенное в таблице расценок наших  правил для выполнения доклада, особенно более 30 минут, отводимые одной собаке на состязаниях. Практика испытаний и состязаний показывает, что и при плохой работе только на ремне по следу 500 м, когда приходится даже выправлять три потери следа, тратится порядка 15 минут.
Эта же дискриминация работы на ремне приводит к нелепостям в балльных расценках. Если из минимальных для дипломов III и II степени сумм в 40 и 50 баллов исключить лимитируемые баллы за чутье и поиск, то для оценки отношения к убитому зверю и послушания останутся соответственно 6 и 10 баллов, что просто смешно при их исходной сумме 25 баллов.
Не буду анализировать шкалу примерных скидок, хотя она также грешит излишней строгостью, допустимой, скорее, только для фарберов.


Недостаточно обоснованно, с практической точки зрения, изложены ориентировочные оценки за отношение к убитому зверю. С одной стороны, поощряется хватка за горло, что часто на охоте приводит к неприятностям, особенно при встрече со взрослым кабаномподрацком; с другой стороны, аналогичные высшие баллы рекомендуются для собаки, совсем не трогающей зверя. Но в последнем случае необходимо твердо выделять причину этого. Если собака осторожничает или не проявляет интереса к зверю, то необходимо производить снижение оценки только в случае ее малого знакомства со зверем и слабой подготовки; но если причиной является трусость, собака нс пригодна к охоте и должна быть снята с испытаний.
Техническая часть подготовки испытаний и методика их проведения также требуют приведения к единообразию с международными правилами. Но это не означает их слепого копирования, а подразумевает учет особенностей поведения отечественных пород охотничьих собак, например, лаек.
В немецких правилах, в отличие от нашей 100балльной системы, оценка производится из максимальных 9 баллов. При работе на ремне она зависит от количества сколов собаки, исправляемых или самостоятельно, или совместно с ведущим, и количества потерь следа, требующих паводок по указанию эксперта. При работе с докладом сама работа на ремне — только часть этой оценки, учитываются также поведение у тунги и качество облаивания при работе призыва телем или качество выполнения доклада и ведения к добыче при заказанном анонсе.
Пользонательные испытания проверки пригодности собаки к работе по кровяному следу включают комплекс элементов, расцениваемых раздельно и имеющих свои лимитирующие баллы для получения призов: работа на ремне, факультативно, по выбору, работа глашатаем или докладчиком, хождение при скрадывании дичи и выдержка без хозяина. Это позволяет более тщательно проверить нервную систему собаки и пригодность ко всем этапам охоты. Несомненно, именно эти элементы должны входить в раздел «послушание» отечественных правил.


Таким образом, из результатов представленного анализа вытекает необходимость включения в новые, откорректированные правила оценки следующих элементов работы: мастерства тропления, чутья, настойчивости поиска, манеры тропления, отношения к туше, доклада (факультативно либо голосом, либо анонсированием) и послушания, включающего проверку хождения на поводке и выдержку на месте. Деление 100 баллов по этим элементам несколько отличается для работы на ремне или с докладом. В первом случае 10 баллов, выделяемые для оценки доклада, присоединяют к баллам за мастерство тропления, но для получения дипломов !, II и III степени в обоих случаях необходимо соответственно набрать минимум 80, 70 и 60 баллов, как в большинстве отечественных правилах испытаний Различие имеется и в количестве лимитируемых (по степеням дипломов) элементов работы: помимо требования минимальных баллов за мастерство тропления и настойчивость поиска, добавляют и оценку доклада.
Начинать испытания предлагается с проверки послушания, которую можно проводить как во время прокладки, так и при остывании следа. Удобнее начинать с проверки выдержки собаки без ведущего. Для таких пород, как лайки, гончие, да и для большинства пород норных отсутствуют или слабы традиции обучения этому полезному элементу работы. Поэтому предлагается считать его выполнение обязательным только для пород континентальных легавых, как в связи с повышенными требованиями к уравновешенности нервной системы, так и с учетом обязательности этого элемента для комплексных состязаний. Для всех остальных пород остается проверка хотя бы укладывания и небольшой выдержки в пределах видимости ведущего для подтверждения управляемости. Но на состязаниях все породы должны выступать на равных.
Допускается укладывание собаки около какоголибо знакомого предмета (например, у дерева), привязывание к нему или даже жесткое закрепление (например, у дерева), что соответственно приводит к снижению исходной оценки. Собаки, не показавшие достаточного послушания (не подходят по команде, воют в отсутствие ведущего), снимаются с испытаний, В процессе этой же проверки выясняется отношение собаки к выстрелу; в случае его боязни она также снимается с испытаний.
Второй элемент послушания — правильное хождение на поводке между кустами и деревьями — может быть проверен непосредственно перед началом работы по кровяному следу. Таким образом, послушание оценивается по сумме двух оценок.
Если ведущий заявляет работу собаки, как «поводыря», то он проходит с ней на ремне почти все 500 м. Только на последних 
10—20 метрах собаку отпускают для проверки отношения к туше. Для постановки собаки на след предоставляется не более двух минут и не больше двух попыток. Мастерским троплением (работой на ремне) считается точная, спокойная отработка всего следа при быстрых самостоятельных исправлениях незначительных отклонений и при минимуме команд ведущего. В целом на всем следу допускается три потери следа, за четвертую собака снимается как неподготовленная.
Чутье (подразумевается нижнее) определяется, подобно гончим, по мастерству прохождения следа, а также по умению им пользоваться для быстрого исправления незначительных отклонений. За две потери следа на отрезке до первой лежки собака снимается за иепроявление чутья.
Под настойчивостью поиска подразумевается вязкая и с желанием работа собаки по всему следу при настойчивых самостоятельных исправлениях сколов.
Манера тропления оценивается по спокойствию и уверенности хода на следу.
Отношение к туше считается нормальным при ее спокойном облаивании или стойке надпей. Излишние хватки наказываются. При неуправляемом поведении, когда собака рвет тушу без отдачи голоса или, наоборот, боится ее и молча жмется к ведущему или убегает, она снимается с испытаний.


Если ведущий заказал работу собаки с докладом, то она все равно для расценки основных элементов следовой работы должна пройти на ремне до второй лежки (300 м) и лишь затем отпускается в самостоятельный поиск. Время этой работы лимитируется: на испытаниях — 20 минут, на состязаниях — 10. Если собака вернется к ведущему, не облаяв тушу, то он может послать ее еще два раза, но в пределах отведенного времени. Если собака не выполняет доклада, ведущий имеет право в течение этого времени отозвать собаку и продолжить работу на ремне Общая оценка при этом не снижается. Собака, не вернувшаяся в лимитированное время, снимается с испытаний. Высшим баллом оценивается работа собаки, которая максимум через 5 минут после пуска приходит к туше, сразу начинает облаивание и продолжает его вплоть до подхода ведущего; учитывается также активность облаивания и доносчивость голоса.
При заказе анонсирования ведущий должен заранее указать способ доклада. Высший балл получает собака, пошедшая в поиск по первому посылу, нашедшая тушу точно по следу, через 5 минут вернувшаяся для анонсирования, выполнившая его точно заказанным способом и приведшая ведущего к туше наикратчайшим путем или по следу. Требования, определяемые лимитированием выделенного времени, те же, что и для вышеописанного способа доклада.
Предлагаются уточнения и изменения также в технической части подготовки испытаний. Считаем недопустимым использование одного следа для испытания трех собак: след сильно затаптывается и не способствует объективному определению способностей собаки. Для обеспечения каждой собаке отдельного, по возможности равноценного, следа удобнее всего их прокладывать параллельно с интервалом 150 м, например, от опушки леса, где можно расположить точки «ранений», до просеки 
или лесной дороги, по которой легче транспортировать тушу со следа на след. Не имеется практических обоснований или примеров в подобных правилах испытаний для применения проверок на поворотах под острым углом. Такие повороты нетипичны для подранков, достаточно их прокладывать под тупым углом.
Понятно, что потребуется повышенное количество крови для подготовки отдельных следов. Во всех правилах к качеству крови предъявляются строгие требования. Желательной считается свежая кровь зверя, совпадающего по виду с используемой тушей. Для предотвращения свертывания крови ее собирают сразу же после отстрела зверя теплой и остужают при непрерывном перемешивании. Затем через ситечко или марлю переливают в стерильную тару и ставят в холодильник. Допускается хранение такой крови не более 72 часов. Для консервации используют только поваренную соль. Для длительного сохранения кровь целесообразно замораживать порциями по 250 мл на один след, то есть допускается однократное размораживание. Если не хватает крови дикого животного, можно использовать кровь домашнего скота либо в смеси (не более чем пополам), либо после 24часовой выдержки в ней ливера свеже убитого животного. Должно учитываться соответствие вида скота виду дикого животного, иначе говоря кровь лося, оленя можно смешивать е говяжьей кровью, ко банью кровь — со свиной и косулью — с овечьей. Наносить кровь на след удобнее всего капельницей или брызгалкой.
Таким образом, если готовиться к данному виду испытаний заранее и серьезно, то технические условия будут вполне выполнимыми, а качественное проведение испытаний обеспечит получение достоверных результатов. Но на испытания должны выставляться только собаки, уже прошедшие полный курс подготовки (это отдельная обширная тема). Опыт показывает, что ни одна «сырая» собака, даже с хорошими задатками, но не прошедшая специальной подготовки, не сможет качественно отработать весь 500метровый след. Запомнились слова упомянутого выше Карла Зусдорфа: «У нас ни один уважающий себя собаковод не поставит собаку на испытания без предварительной проработки нескольких десятков следов». Чудес не бывает, поэтому на проверке в НижнеКундрюченском охотхозяйстве из 15 испытанных собак только одна прошла по требованиям международных правил.
Для удовлетворения просьб периферии и упрощения работы энтузиастов, которые пока не имеют должной поддержки от наших охотничьих бюрократов, предлагаю всетаки разрешить использование чучела зверя, но только для испытаний на диплом не выше Ш степени, что обеспечит минимально достаточные условия хотя бы для определения задатков молодых собак.
В заключение советую всем энтузиастам собаководам, разносторонним охотникам запасаться кровью и шкурами диких животных и тщательно, методично готовить своих питомцев. Труды ваши окупятся отсутствием потерь подранков на всех видах зверовых охот.

НОРНЫЕ СОБАКИ

СПАНИЕЛИ

ПАРНОКОПЫТНЫЕ

Подготовка легавой собаки к охоте

14-11-2018 Hits:44 Охота с собаками RuneFlame - avatar RuneFlame

YP3r1L6svYo

Охота с лвгаеой собакой — один самых увлекательных видов спортивной охоты, но, конечно, при условии, если собака, кроме наличия у нее хороших природных полевых качеств, правильно выращена, воспитана и натаскана...

Read more

Организация станции нагонки гончей

02-12-2018 Hits:1199 Гончие RuneFlame - avatar RuneFlame

Не у всех охотников имеется достаточный опыт и время для правильной нагонки своей молодой гончей. Поэтому за последние годы в ряде охотничьих обществ стали создавать станции по нагонке гончих.

Read more

Разведение по линиям в собаководстве

02-12-2018 Hits:38 Собаководство RuneFlame - avatar RuneFlame

Применением инбридинга удается задержать иногда на много поколений естественный процесс растворения наследственности основателя линии, а следовательно, и растворение линии в общей массе породы.

Read more