201in

В последние годы некоторые неясные вопросы воспроизводственного процесса соболей в природе вновь привлекли внимание зоологов. У отдельных соболей в конце зимы и ранней весной протекает не ложный, в истинный гон с возможностью плодовитых спариваний. Могут существовать следующие формы соболей: с постоянным латентным периодом, с изменчивым латентным периодом, без латентного периода, смешанные — с латентным периодом и без него. Д. В. Терновский снова сообщил, что им уже «обоснована гипотеза о гетерогенности популяций соболей по циклу их размножения (я природных условиях)».

В 1970 г. В. В. Тимофеев (рукопись) нашел возможным высказать мысль о наличии у соболей «второго» периода спаривания, сообщив, что его существование может быть подтверждено не только полевыми исследованиями, но и некоторыми предпосылками гистологических исследований.
Однако как Д. В. Терновский, так и В. В. Тимофеев не привели никаких новых фактов в подтверждение своих высказываний. Отсутствие таких фактов, а также история изучения размножения соболей в природе и в неволе, наконец многолетняя практика советского соболеводства и результаты интенсивного изучения экологии соболей в современный период, служат, на наш взгляд, убедительными доказательствами беспочвенности утверждений вышеупомянутых исследователей.
Имеет смысл проследить эволюцию взглядов на размножение соболей в природе, обратив особое внимание на факты, послужившие причиной для реставрации почти забытых ложных представлений об этом важнейшем процессе.


Катастрофическое сокращение численности и ареала соболя в Сибири в начале XX века привело к попыткам тем или иным способом воспрепятствовать его дальнейшему развитию или сбалансировать видимое в перспективе уничтожение соболей в природе раз 
ведением этих ценных зверей в неволе. Именно последнее обстоятельство поставило исследователей биологии соболя перед фактом явных заблуждений в существующей в то время концепции о воспроизводственном процессе (и его особенностях) у этого вида.
Долгое время считалось твердо доказанным, что гон и спаривание соболей происходят в конце зимы. Основанием для этого были многочисленные сообщения охотников о том, что в феврале — марте они наблюдают повышенную активность — «гоньбу» самцов по следам самок, следы драк и т. д. Все эти признаки приписывали половому возбуждению и периоду спаривания (Тимофеев, Надеев, 1955).
Попытки наладить разведение соболей в неволе в первой трети XX века строились, как правило, на этой концепции, воспринятой на веру всеми зоологами. Экспериментальные соболиные фермы и питомники в тот период создавались как частными лицами, так и государством. Однако широко известно, что все без исключения попытки разведения соболей, предпринятые до 1928 г., были безрезультатны.


«Теперь мы знаем, что безрезультатность попыток разведения соболей в неволе в течение многих лет объясняется тем, что звероводы, основываясь на «вековом» опыте охотников, ошибочно считали, что гон у соболя происходит весной, тогда как в действительности он протекает летом, в июле—августе» (Нумеров, 1969). Следует особо подчеркнуть, что, несмотря на многочисленные и настойчивые усилия, направленные на получение потомства от соболей, казалось бы, в обычные сроки, приплод нигде никем не был получен и от этих попыток пришлось отказаться. Такова реальная действительность.
Вместе с тем нельзя не отметить, что в истории клеточного соболеводства имели место случаи, на первый взгляд, подтверждающие возможность весеннего спаривания, которые на фоне общих неудач вселяли некоторую надежду на успех. На такие факты, в частности, ссылается и Д. В. Терновский (1967). Попытаемся их проанализировать.
Р. В. Клер (1941), излагая результаты работы Б. В. Жив по гистологическому исследованию половых органов соболей, проведенной ею в 1930—1932 гг , пишет:
«В период с октября по январь семенники очень невелики, семенные канальцы содержат одни сперматогонии в покое и изредка одиночные спермато циты. В придатке семенника особенно резкой атрофии подвергаются передний и хвостовой отделы. Головной отдел изменяется сравнительно меньше. Эпителий в средней части придатка низкокубический, без мерцательного покрова. Очень интересны одиночные случаи нахождения спермы в придатке семенника еще в начале января при полном отсутствии сперматозоидов в самом семеннике. Семенники от самцов, павших в конце марта и позже, были по размеру значительно больше осенних и зимних. В них наблюдались уже все стадии сперматогенеза.


Р. В. Клер воздержался от каких либо комментариев этих действительно интересных фактов. Вероятно, это было сделано потому, что оказалось невозможным установить давность пребывания сперматозоидов в придатке семенника, а также степень их жизнеспособности. Сама же Б. В. Жив (1931) по результатам своих исследований, видимо, имела весьма определенное суждение. заявив, что вопрос о возможности спаривания соболей в феврале совершенно отпадает.
По поводу сообщения В. В. Пода ревского (комментируемого Д. В. Тер новским) о бурной весенней течке соболей в зверопитомнике БЮН в 1928 г., якобы сопровождавшейся спариванием, существует разъяснение П. А. Мантейфеля (Огнев, 1931), который установил, что самого акта спаривания в действительности никто на биостанции не видел, и существовало лишь предположение о том, что оно было. К тому же ни В. В. Подаревский, ни Н. И. Дергунов нигде не сообщали о получении приплода.
Сведения о случке соболей в питомнике С. Конрада и С. Мазарова во Владивостоке с 15 февраля по 20 марта и о течении самок до 15 мая (Шрейбер, 1916), на которые также ссылается Д. В. Терновский, остаются, пожалуй, единственным случаем, который изза поверхностного изложения авторам фактов не поддается объективному рассмотрению.


Не случайно П. А. Мантёйфель (1934), лучше чем ктолибо знакомый со всеми перипетиями первых этапов разведения соболей в неволе, констатировал, что все опытные работы в этом направлении кончались неудачей, если не считать случаев, когда пойманные беременными соболюшки приносили, но редко выкармливали в неволе соболей. Подобное же утверждение мы встречаем у Р. В. Клера (1941). В конце концов попытки разведения соболей в неволе зашли в тупик, выход из которого был найден благодаря известным экспериментам П. А. Мантейфеля и К. Г. Туо майнена, доказавшим впервые, что период спаривания соболей приходится на июль—август, а рождение молодых — на апрель—май следующего года.
Между тем наблюдения и описания летнего спаривания зверей рода куниц были известны уже в двадцатых годах. 8 русской звероводческой литературе еще в 1924 г. сообщалось об успехах американских звероводов, установивших, что течка у американской куницы происходит в июле—августе (Мальнер, 1924). На известных фактах, упоминаемых в современной литературе (Тимофеев, На деев, 1955; Нумеров, 1969), останавливаться нет необходимости.


Обсуждая ошибки прошлого, нужно иметь в виду, что неопытными еще соболеводами, находившимися к тому же в плену ложной концепции, любые аномалии в поведении соболей (весенняя активность, попытки ложного спаривания) легко могли быть приняты за действительные акты спаривания. В наши дни такие ошибки уже недопустимы, ибо знания и опыт в области соболеводства неизмеримо возросли. Неоспоримы, в частности, результаты исследований В. Л. Залекера (1950), который, изучив изменение генеративной системы у нескольких сотен самок соболей во все сезоны года, счел возможным заявить следующее: «Состояние яичников самок соболей в январе, феврале, марте свидетельствует, что в природных условиях и в неволе соболи в течку не приходят». Так обстоит дело с рассуждениями о вероятности весеннего спаривания.
Остается обсудить еще одну группу фактов, также привлеченных Д. В. Тер новским для обоснования гипотезы гетерогенности соболей по циклу размножения. Всего им выделено, как упоминалось выше, четыре «формы» соболей по длине латентного период*). Мы уже обсудили дилемму о вероятности существования одной из таких «форм» — соболей без латентного периода (на наличии этой «формы» настаивает также В. В. Тимофеев) — и пришли • заключению, что современные сведе — я о биологии соболя не позволяют  считать доказанным возможность существования в природных популяциях вида указанной «формы».
Следующими, по Д. В. Терновскому, являются «формы» с изменчивым латентным периодом и «смешанные» — с диапаузой и без нее. Для доказательства наличия первой из этих «форм» Д. В. Терновский использует известные случаи рождения соболят в необычные сроки: с января до марта включительно. Нужно сказать, что, кроме фактов, заимствованных автором у Старкова (1947), Тимофеева и Надеева (1955), можно было бы привести еще несколько подобных (Мантейфель, 1934; Беньков ский, 1959).


За исключением случая, описанного у П. А. Мантейфеля, причины которого неизвестны, всем остальным свойственна одна общая черта — сокращение диапаузы у беременных соболюшек явилось следствием воздействия резко выходящих за пределы нормы факторов внешней среды. Думается, что использование примеров подобного рода для обоснования и выдвижения обсуждаемой гипотезы нельзя считать методически целесообразным приемом. Известно множество фактов естественного и искусственно спровоцированного сокращения периода беременности у млекопитающих, включая и человека. Однако никем до сих пор они не были привлечены для построения гипотетических положений, подобных обсуждаемым.


К той же группе используемых Д. В. Терновским фактов относятся и данные об экспериментах Д. К. Беляева, Н. Ш. Перельдика и Н. Т. Портновой (1951) по сокращению латентного периода у соболей под воздействием искусственно изменяемой длины светового дня. Результаты этих экспериментов, на наш взгляд, могут только лишь подтвердить общую для вида закономерность, выражающуюся в высокой стабильности диапаузы в развитии эмбрионов у самок соболя.
Предположение Д. В. Терновского о возможном существовании в природе «формы» соболя с изменчивым (за счет сокращения диапаузы в зимний период года) латентным периодом не выдерживает критики и с точки зрения логики. Совершенно ясно, что потомство от соболей с такой диапаузой, если бы оно появилось до апреля, оказалось бы в условиях, которые никак нельзя назвать благоприятными для роста, развития и выживания новорожденных соболят. Нет сомнения, что такая «форма» (даже если она и появляется временами) и ее потомство неминуемо отсеялись бы в процессе отбора, ибо последний направлен на выживание  особей, обладающих относительно стабильной и достаточно длительной диапаузой в развитии эмбрионов, чтобы обеспечить рождение соболят в наиболее благоприятных экологических условиях.


Что касается соболей так называемой «смешанной формы», под которой, видимо, следует предполагать особей с периодически исчезающей и вновь возникающей диапаузой, то Д. В. Терновский не приводит ни единого указания на существование таких индивидов в природных популяциях. Нет упоминаний о существовании подобных форм и в литературе по соболю.
Почти все рассмотренные выше факты установлены на соболях, содержащихся в неволе. Между тем Д. В. Терновский и В. В. Тимофеев упоминают также и о наблюдениях в природе, которые, якобы, могут служить подтверждением обсуждаемой нами гипотезы. Каковы эти наблюдения, ни тот, ни другой не сообщают, хотя необходимость в подобных фактах очевидна.
Нам приходилось вести полевые исследования по экологии соболя, сопровождавшиеся анатомическим анализом добываемых соболей обоих полов, практически во все месяцы года. Поведение и физиологическое состояние наблюдаемых и анатомируемых особей никогда не выходило за пределы обычных сезонных Отологических и морфофизиологических норм. Рассуждая с точки зрения полевого эколога, трудно представить, о каких реальных наблюдениях в природе, подтверждающих гипотезу о гетерогенности соболей по циклу размножения, может идти речь, если не возвращаться к наблюдениям периода ложного гона, бесперспективность которых по самкам доказана цитированными выше результатами работы В. Л. Залекера (1950), а по самцам — личными наблюдениями автора.


Наша точка зрения на этот популяционный процесс, основанная на наблюдениях в природе, состоит в том, что ложный гон является неотъемлемой подготовительной стадией общего репродуктивного цикла соболя, без прохождения которой полноценное осуществление воспроизводственного процесса невозможно (Монахов, Тимофеев, 1963). Исследования тушек соболей, добытых в январе—мае, свидетельствуют о том, что наиболее быстро созревание половых органов происходит у самцов. Процесс развития генеративной системы самцов и самок уравновешивается к концу июня — началу июля, к периоду гона.
 

О ранней нагонке гончих

05-11-2018 Hits:30 Гончие RuneFlame - avatar RuneFlame

A7c49

В статье В. Федорина приводится несколько случаев нагонки гончих с 3—4месячного возраста, причем этот молодняк был дипломирован на испытаниях дипломами Ш степени уже в годовалом возрасте и такая нагонка не...

Read more

Вальдшнеп на Кавказе

13-11-2018 Hits:3 Охотничьи животные RuneFlame - avatar RuneFlame

Gall9

В предгорьях Северного Кавказа вальдшнеп появляется только во время весеннего и осеннего пролета. В период с 10 мая по 23 сентября мы не встретили ни одного вальдшнепа. Осенью первых пролетных...

Read more

Соболиные уборные и становые

14-11-2018 Hits:3 Охотничьи животные RuneFlame - avatar RuneFlame

16

Соболиные уборные и столовые, но описание их отсутствует и объяснения этим понятиям не дано. Очень многое из наших полевых наблюдений не укладывается в прокрустово ложе книги или научной статьи и...

Read more