92b8019c

Волк среди девственной природы, равно как и все прочие создании, не только не лишний, но прямо- таки необходимый элемент... даже по отношению к волку я был бы того мнения, что стереть его с лица Земли нет никакой необходимости Что касается волка, то тут опасность совсем иная: в лесу стало больше корма — подранков и остатков добычи браконьеров, многочисленны и доступны диким зверям скотомогильники.

Волк при нынешней бесхозяйственности процветает, подтверждая слова знатока русской природы и охоты Л. П. Сабанеева, сказанные более 100 лет назад: «Мы живем в переходное и тяжелое время, ...когда изменения строя жизни и ...экономическая неурядица, как нельзя более на руку всякому двуногому и четвероногому хищнику».
Прогноз по волку не радует. Есть серьезные опасения, что лосей и кабанов переведут браконьеры и волки из леса пойдут к фермам, хотя резервы падали, вероятно, около них и сократятся. По
этому нужна новая стратегия управления популяциями волка; централизованная отмирает, премии платить некому. Добыть же взрослого зверя с отличным мехом трудно, а авиация и иная техника очень дороги.
До обсуждения вопроса, что делать с волком, надо честно признать провал тотальной борьбы с ним на российских просторах. За весь XX в. имперская Россия и ее производное — СССР не приблизились к решению волчьей проблемы: хищников во второй половине века стало даже больше. Старая система борьбы вспыхивающими и затухающими кампания-ми, система с премиями и конкурсами не оправдала себя.


Второй стороной борьбы с волками является идеологическая. Волк, всегда официально называвшийся «опасным хищником», верно служил советскому режиму, бессловесно принимая на себя бесконечную разруху, падежи и разбазаривание скота, браконьерство в охотничьем хозяйстве, запущенность ветеринарной службы.
За 70 лет истории Союза ССР в стране уничтожено более 1,5 млн. волков, на премии охотникам израсходовано за эти годы более 150 млн. рублей (в ценах 70-х гг,). Возможно, столько же израсходовано на выплаты по страхованию скота от хищных зверей, так что фактические расходы были, думаю, во много раз больше.
Для полноты представления о потерях при тотальной борьбе с волками надо напомнить о том, что статус вредного и опасного хищника отрицал стоимость его меха, то есть его ресурсную стоимость. Заготовительная цена шкуры волка в среднем по СССР составляла в 70-е годы чуть больше трех рублей! А ведь при статусе волка как пушного вида пусть не все
1,5    млн. истребленных волков (среди них были волчата и добытые не в сезон), а только треть этого числа могли бы быть проданы за немалые миллионы рублей.
Не анализируя изменений численности волков за 70 лет, а пользуясь публикациями по ее динамике в 40 областях европейской части СССР, можно заклю-чить, что в XX в. численность волков в основном изменялась по своим законам. При системе премий за убитого волка существует некий критический уровень трудозатрат на каждого добытого зверя. При снижении плотности населения волков их добывать уже невыгодно и система отключается.


Конечно, наиболее упорные кампании, на которые не жалели средств, такие, как 1946—1965 гг., в конце концов вызывали сокращение плотности и ареала волка в густонаселенных областях евро-пейской части СССР. На большей же части страны истребление хищников совсем не ощущалось, если не считать локальных территорий в тундре или полупустыне, где с помощью авиации иногда почти полностью уничтожались местные популяции. К сожалению, до сих пор не осмыслено экологами и охотоведами влияние истребления той или иной части волчьего населения на экологию и поведение оставшихся зверей. А ведь грубое сокращение популяции вызывает распад семей, нарушение структуры их группировок и, нередко, рост воспроизводства — раннее созревание, большие выводки. Теперь из-вестно и еще об одном неприятном следствии: широком распространении гибридjв и одичалых собак — более вредных и коварных выродков, «заместителей» волка.


Тем. кто вел тотальную борьбу с волками, соблазнительно увидеть эффект своей деятельности в сокращении потерь скота от волков. Действительно, если принять (с оговорками на разнокачествен- кость материалов) потери скота от волков для середины XIX в. в европейской части России, по В. М. Лазаревскому (1876), за 100 %. то ущерб от них в 20-х годах XX в. составил 24 %, а к 70-м годам он снизился до 0,4 %. Причины столь большого сокращения потерь скота не в истреблении волков, а в переоснащении животноводства, в расширении географии стойлового содержания скота. Рассредоточенный в 20-е годы по частным морам в многочисленных тогда деревнях, скот теперь содержится на крупных фермах, в труднодоступных для волка помещениях.


Еще более важную причину уменьшения потерь скота я усматриваю в восстановлении в 50-х и до конца 80-х гг. былого обилия диких копытных во многих регионах страны, которые в основном и кормили до сих пор волка. Основу его питания пока еще составляют лоси, олени и кабаны, а также падаль на скотомогильниках. Тогда произошло экологическое и территориальное перераспределение зверей, уменьшилась доля ранее доминировавших синантропных зверей и возросла численность «лесных» волков. Не пойдет ли теперь тот же процесс, по в обратном направлении?


В заключение вспомним о трех больших грехах волка:

1) о нападениях на людей и людоедстве,

2) о поддержании природных очагов бешенства и нападениях бешеных волков на людей и

3) о распространении гельминтозов и иных болезней диких и домашних животных. Эти серьезные обвинения прочно удерживаются в России (в отличие от США и Канады), и они-то во многом определяют образ волка как опасного хищника. Здесь не место для анализа тяжких обвинений, и я ограничусь краткими выводами из изложенных ранее фактов и соображений.
Нападения здоровых волков на людей не вымысел, но сведения о числе атак и их жертвах преувеличивались. Судя по архивным данным, волки нападали почти всегда на детей, людоедство проявлялось локально и периодически. Так, на терри-тории нынешней Эстонии в 1804—1854 гг. большинство нападений произошло в уезде Тартумаа (82), в трех уездах нападения были единичны, а в семи — проблемы не было. Показательны данные С. А. Корытина (1990) о 273 нападениях небешеных волков на людей в России за 1840— 1861 гг. Инциденты имели место в 27 
из 70 губерний, причем более половины из них случилось в Московской, С.-Петербургской, Лифляндской, Гродненской, Черниговской, Киевской, Могилевской и Минской. Такое размещение случаев людоедства при картографировании хорошо укла-дывается в зону последствий наполеоновского похода 1812 г., а также крестьянских движений и конфликтов по границам Польши, Украины, Балтии. Незахороненные трупы солдат, очевидно, провоцировали единичных волков на преодоление врожденного страха перед человеком.


Очевидно, и в XX в, нападения волков на людей происходили, но сведения об этом в архивах МВД еще не изучены. Предполагаю, что не только войны могли формировать волков, атакующих людей, ко и гибель миллионов людей от голода как в России, так и в советское время при коллективизации и в зонах ГУЛАГа. Уже послевоенные нападения, no М. П. Пав-лову (1944—1953 гг.— более 20 случаев в Кировской обл.; 1945—1947 гг.— 10 случаев во Владимирской обл.), подтвердили возможность нападения здоровых волков на людей при экстремальных ситуациях, когда происходило невиданное обнищание народа и распространялась дистрофия, выявили вину людей, создававших условия, провоцировавшие хищного зверя.


Бешенство волков проявляется почти всегда при их очень высокой численности. Нападения бешеных  зверей опасны, рваные раны, особенно на голове, страшны даже на фотографиях. Отдельные случаи (до 10 и редко более) таких нападений наблюдались в СССР и в 1980-е годы. Природные же очаги бешенства активизировались в 70—80-е гг. в Западной Европе, ко волка там нет и вирус хранится в лисицах и «новоселе» — енотовидной собаке а также в барсуках. Однако роль волка, регулирующего численность лисицы и енотовидной собаки, хотя и несомненна, но слабо исследована.
Значение волка в распространении гельминтов и болезней совсем не так ясно, как это представляется ветеринарам. Без волка появляются одичалые и бродячие собаки, и ветслужбе, например в Молдавии, прибавляется работы. Кроме того, по существу без внимания остались феномены массовых заболеваний северных оленей после истребления волков на Таймы-ре, вырождения оленя в Крыму или переуплотнения кабанов и эпизоотии чумы в Завидове.
В России можно выделить два типа территорий. Первый — освоенные и трансформированные земли — преобладают в центре и на юге европейской России, ее северо-западе, Урале и в примагистраль- иых районах Сибири. Здесь есть специалисты — охотоведы, площади районов при наличии дорог невелики (до 5 тыс. км3) и «простреливаются». Численность волков вполне контролируется.
Ко второму типу, представленному в северной тайге, тундре и тарах, на юге Сибири и северо-востоке России, принадлежат малонаселенные огромные территории. Служба охотнадзора здесь малочисленна и не обеспечивает надежных данных о численности волка.
На этих двух типах российской земли различается роль волка и в природе, и для 
человека, а также величина ущерба диким и домашним копытным. На территориях первого типа (плотно населенных и измененных людьми) конфликты волков с человеком неизбежны, и их популяции следует строго контролировать; на землях же второго типа — бездорожных и труднодоступных, плотности волков более устойчивы, но обычно менее I волка/1 тыс. км'. Конфликты тут локальные, возможности контроля ограничены. Для территорий второго типа регулирование численности волка оправдано лишь на участках с домашним оленеводством на севере и на горных пастбищах. Тут результативны выборочные авиаотстрелы и изъятие конкретных особей (скотин ни ков) при обязательном контроле эффекта проводимых мер.
Волк в России — ценный пушной вид и играет значительную роль в природных экосистемах, но в освоенном и трансформированном ландшафте этот крайне активный хищник вызывает конфликтные ситуации.


Федеративный закон должен установить статус волка как пушного вида и объекта охоты с конкретными сроками и запрещенными методами добычи. Он же определит и рекомендации по сокращению и предотвращению ущерба народному хозяйству. Регулирование волка финансируют ведомства, предприятия, несущие ущерб от него и получающие прибыль от использования его ресурсов. При наличии конфликта с человеком и его хозяйством проводится выборочное изъятие конкретных зверей, нападающих на скот, или локальное сокращение плотности хищников методами, минимально нарушающими структуру их популяции.
Управление популяциями волка, регулирование величины промысла, сроков его и методов остаются в компетенции местной власти. Оно осуществляется с учетом рекомендаций Федеративного закона и пре-дусматривает такой режим воздействия на локальные популяции волка, который соответствует местным условиям. Организация всего комплекса действий по управлению популяциями волка и связанными с мим проблемами (например, гибридов и диких собак) должна планироваться и осуществляться землепользователями.
Конечно, высказанные предложения не раскрывают всю широту волчьей проблемы в России, трудности перестройки представлений о волке как опасном хищнике. Недаром известный эколог и охотовед Пол Эррингтон сказал, что «проблема- волка так сложна, так окружена пагубными крайностями, так запутана неправильными представлениями и полуправдой..., что для большей части публики един-ственный выход... — это навсегда отделаться от них... — последнее ужасное упрощение, чреватое возможностями крупных ошибок...»
Эти слова следует помнить всегда, потому что недальновидное, грубое вмешательство в природу вместо одной нами же созданной проблемы волка может создать другие, даже более неприятные, вроде засилья гибридов и одичалых собах.
 

О ранней нагонке гончих

05-11-2018 Hits:30 Гончие RuneFlame - avatar RuneFlame

A7c49

В статье В. Федорина приводится несколько случаев нагонки гончих с 3—4месячного возраста, причем этот молодняк был дипломирован на испытаниях дипломами Ш степени уже в годовалом возрасте и такая нагонка не...

Read more

Вальдшнеп на Кавказе

13-11-2018 Hits:3 Охотничьи животные RuneFlame - avatar RuneFlame

Gall9

В предгорьях Северного Кавказа вальдшнеп появляется только во время весеннего и осеннего пролета. В период с 10 мая по 23 сентября мы не встретили ни одного вальдшнепа. Осенью первых пролетных...

Read more

Соболиные уборные и становые

14-11-2018 Hits:3 Охотничьи животные RuneFlame - avatar RuneFlame

16

Соболиные уборные и столовые, но описание их отсутствует и объяснения этим понятиям не дано. Очень многое из наших полевых наблюдений не укладывается в прокрустово ложе книги или научной статьи и...

Read more