201in

Нарымский край с давних пор известен, как край дремучих урманов, бесконечных болот и топей. На сотни километров тянутся, чередуясь друг с другом, кедровые острова и сфагновые болота, березняки и сосновые боры. Леса покрывают почти 53% всей территории. Равнинность местности и слабый сток поверхностных вод способствуют избыточному заболачиванию, поэтому не менее 45% площади приходится на долю болот.

На юго-восток от Нарыма местность немного повышается и постепенно переходит в отроги Кузнецкого Алатау. Этот горный хребет, протянувшись почти в меридиональном направлении, разделяет Минусинскую и Кузнецкую котловины. Отдельные вершины Кузнецкого Алатау достигают высоты 2200 м и покрыты вечным снегом. Хорошо заметно вертикальное расположение растительных зон — от горных крупно-каменистых тундр и субальпийских лугов на вершинах гор до кустарниково-луговых участков в пойме реки Томи.


К моменту общесоюзного запрета промысла соболя он отсутствовал на большой территории Западной Сибири. Незначительное его количество сохранилось в самых отдаленных угодьях, где он охотникам практически был недоступен. D Надыме единицы соболей были отмечены ш верховьях рек Ларьеган, Кеть, Улу-Юл, Чичка-Юл. Встречался соболь в самых верховьях рек Тамырсат (левый приток Чижапки) и Чебачья (междуречье Оби и Васюгана). В отчете В. Черкасова (1952) упоминается о значительном количестве соболей на «Коломинских гривах» (Колпашевский район Томской области), а также о встречах соболей на правобережье Оби (междуречье Оби и Кети). В Кузнецком Алатау, по данным В. Надеева (1947), соболь обитал по правым притокам Томи — рекам Уса, Бель-Су, Собака, Большой Тутуяс, Чек-Су, Нижняя, Средняя и Верхняя Терсь. Встречался он и в верховьях реки Кия.


Если в Нарымской тайге соболь как объект охоты перестал существовать, то в Кузнецком Алатау некоторое количество его шкурок еще поступало в заготовительные организации. В промысловый сезон 1941/42 г. на одной трети соболиных угодий было добыто 400 соболей. Каждый охотник в среднем добывал по 2—3 зверька. В последующие два охотничьих сезона соболя уже не добывали.
Пятилетний запрет промысла соболя (1935—1940 гг.) явился первым мероприятием Советской власти на пути восстановления численности этого пушного зверя, вторым важным моментом в деле увеличения* его поголовья, а также улучшения товарных качеств его шкурки в местах обитания малоценных светлых особей послужили реакклиматизационные работы.
В 1940 г. был произведен первый выпуск 40 соболей из Восточной Сибири в бассейне реки Васюган (Томская область). Он послужил началом формирования Нюрольско- Чижапской популяции соболя. В течение 15 лет эта популяция развивалась почти без метизации с местными соболями, достигнув к 1961 —1962 гг, довольно высокой плотности, в среднем 0,67—0,82 соболя на 1 кв. км (Е. Поляков, 1966). По данным этого же автора, «до 1960 года значительная часть добытых здесь соболей (до 80% в отдельные годы) принималась баргузинским кряжем, фактическая средняя заготовительная стоимость шкурок составляла 43—52 рубля».


Война прервала работы по расселению соболей. Они были продолжены в послевоенный период. С 1947 по 1958 г. в Томской области за 26 выпусков было расселено 1817 зверьков. Из этого числа 1050 поступили для расселения из Иркутской области и Бурятской АССР. Основу же для внутриобластного расселения составляли соболи Нюрольско-Чижапской популяции. В Кузнецком Алатау (Кемеровская область) было проведено 5 выпусков с общим количеством 460 соболей. Все они отлавливались в Восточной Сибири.


Плодотворное влияние выпусков на восстановление поголовья соболя вряд ли можно переоценить. Уже через несколько лет он стал встречаться в местах, где раньше его не было совершенно. По мере роста численности расширялся и его ареал. Начались первые пробные отловы соболей на шкурку. В 1952 г. в Томской области было заготовлено всего 24 соболя, в 1957 — уже 581, а в 1960 г. было добьпо 3000 этих ценных животных. В последующие годы соболь занял ведущее место в пушных заготовках. Ежегодная добыча его превысила 5—6 тыс. (максимум — в 1963 г.—6971).
В Кузнецком Алатау соболь в свое время не был так хищнически истреблен, как в Нарыме, поэтому охота на него велась в военные и даже послевоенные годы. Правда, заготавливалось небольшое количество шкурок, в пределах 200—400. Добывали соболя на западных склонах Кузнецкого Алатау (реки Нижняя, Средняя и Верхняя Терсь, Уса), а также в бассейне реки Мрас-Су (Горная Шория). В последние годы заготовки соболя здесь тоже значительно возросли. Ежегодно заготавливают 2—2,5 тыс. шкурок, несмотря на довольно слабое опромышление отдаленных угодий (не осваивается 40—45% соболиных угодий).


К 1964 г., по данным И. Лаптева (1966), соболь заселил почти все лесные массивы Томской области. Потенциальная площадь для дальнейшего его расселения не превышала 8—9% общей территории. По словам вышеуказанного автора, вследствие высоких темпов лесозаготовок и непрекращающегося уничтожения лесов в окрестностях населенных пунктов можно ожидать даже сокращение ареала соболя в ряде участков Томской области.
В настоящее время ареал соболя в Нарыме занимает около 130 тыс. кв. км, или 41,5% территории Томской области. Зверек отсутствует лишь в самых южных районах (Шегарском и Кожевниковском). Плотность заселения угодий находится в прямой зависимости от их качественной характеристики — кормовых и гнездово-защитных условий. Значительно выше плотность в сплошных лесах, обладающих более разнообразным набором животных и растительных кормов, наличием удобных и многочисленных убежищ.


Высокая плотность популяции соболя наблюдается в бассейнах рек Ильяк, Васюган, Улу-Юл и Чичка-Юл, где местами достигает 3—4 соболей на 1 кв. км. В смешанных лесах бассейнов рек Нюролька и Чижапка плотность составляет в среднем 0,5—1 соболь на 1 кв, нм. Плотность 0,2—0,5 свойственна соболиным угодьям по рекам Тын и Кеть. Характерная особенность Томской области это наличие в ней особой формы соболиных угодий — шелкопрядников. Основные площади шелкопрядников находятся в юго-восточной части, в бассейне реки Чулым.
В 1953—1955 гг. гусеницы сибирского шелкопряда почти полностью уничтожили зеленые массивы темнохвойной тайги по правым притокам Чулыма — рекам Улу-Юл и Чичка-Юл, превратив их в сухой «мертвый» лес. Очень резко изменились в этих местах условия обитания животных. Практически исчезли такие виды кормов, как семена кедра, пихты, ели. Отсутствие зеленых крон на деревьях привело к заметному осветлению лесов, началось буйное развитие лесного разнотравья, увеличилась захламленность местности за счет упавших деревьев. В шелкопрядниках довольно стабильная численность мышевидных грызунов, служащих основным кормом для соболя. В то время, как численность белки в лесах, поврежденных шелкопрядом, с 1953 г. резко сократилась, численность соболя здесь стала заметно возрастать. До нашествия шелкопряда только в Тагульдетском районе Томской области заготовки белки достигали 84 тыс. штук (1937 г.), а в последние годы (1959—1966) они не превышают 400 белок за весь осенне-зимний сезон. Полновластным хозяином шелкопрядников стал соболь. Заготовки по 40—50 соболей за сезон одним охотником стали обычным явлением в здешних местах.


Ареал соболя в Кузнецком Алатау (Кемеровская область) занимает площадь около 32 тыс. кв. км, или 33,5% общей ее территории. Распространение его приурочено, главным образом, к западным склонам хребта Кузнецкого Алатау, Абаканскому хребту, а также южной части Горной Шории (левобережье Кондома). Соболь встречается в зоне черневой и нагорной темнохвойной тайги. Иногда в поисках корма или при расселении этот зверек заходит в гольцовую зону. Плотность заселений угодий варьирует в довольно широких пределах. Наибольшая отмечена в предгольцовой зоне — в верховьях рек Кия, Нижняя и Средняя Терсь, где достигает 3—4 соболей на 1 кв. км. В черневой тайге она в среднем равна 0,5—0,8 зверька на 1 кв. км. Хорошо прослеживается снижение плотности популяции соболя в направлении с востока на запад, к границе его ареала. В центральной части хребта Кузнецкий Алатау (гора Церковная — 1446 м над у. м.) на 1 км маршрута встречается в среднем 2,82 соболя, далее на запад, через каждые 15—20 км количество соболей -а 1 км маршрута сокращается сначала до 2,56, затем до ' 87; 0,4 и 0,17. Последние две цифры отражают примерную встречаемость соболей на 1 км в угодьях, ежегодно ин- -ечсивно опромышляемых.
Между Нарымским и Кузнецко-Алатауским ареалами сествует хорошо выраженный разрыв, проходящий по эоне лесостепи, вдоль Транссибирской железнодорожной магистрали. Этот природный барьер достигает 90 км, пракxески изолируя две экологические популяции соболей.
Особенности условий обитания определяют и специфику  соболя. Состав кормов, используемый соболем в различные годы или сезоны, зависит от их наличия и доступности. Основной корм — красная полевка, численность которой на всем ареале соболя довольно высока и стабильна. В питании соболя этот вид полевки участвует ежегодно, причем встреча его в желудках в отдельные годы достигает 92%. Такие виды кормов, как куриные и воробьиные птицы, заяц, белка, осы, рыба, занимают незначительное место в рационе соболя, хотя и поедаются им в течение круглого года. В отдельные сезоны существенную роль для питания соболя играют растительные корма, особенно кедровые орехи, ягоды рябины и черемухи. Таблица 1 показывает смену основных кормов соболя в разные годы (количество встреч кормов в процентах от общего объема пробы).


Вопросу размножения соболей юго-восточной части Западной Сибири до настоящего времени уделяли очень мало внимания. В литературе есть ограниченные сведения о гистологических исследованиях в этом направлении (В. Надеев, В. Тимофеев, 1955; В. Залекер, 1956, 1962). По данным этих авторов можно лишь констатировать, что в сезон 1941,42 г. в Кузнецком Алатау из общего числа самок 33,3% были половозрелыми, а средняя величина помета составляла 2,5. В Нарыме (Каргасокский район) в сезон 1953/54 г. из 46 исследованных самок 24 (52,2%) были беременными, а среднее количество желтых тел на одну самку составило 3,7.
Наши данные, полученные в последние годы, позволяют несколько дополнить сведения о размножении соболей. Приведенная ниже таблица 2 дает возможность сравнить плодовитость самок соболей в различных районах Западной Сибири.


Наиболее заметны ежегодные изменения плодовитости соболей в условиях Нарыма, где количество беременных самок от общего числа взрослых колеблется в пределах 36,6—83,3%, а количество желтых тел на одну беременную самку — от 2,69 до 3,46. В Кузнецком Алатау плодовитость соболей в разные годы относительно постоянна. Так, за последние два сезона процент беременных самок не изменился (60), а количество желтых тел на одну беременную соболюшку соответственно составило 2,5 и 2,58.
Отмечены также и возрастные вариации плодовитости у соболей Западной Сибири, наблюдаемые в различных частях его видового ареала. Наиболее плодовиты зверьки старших возрастов. В возрасте от 1 до 2 лет в размножении участвуют около 16% особей, старше 2 лет — в среднем 66%.
По данным других авторов (Г. Монахов, 1968; В. Павлюченко, 1965), беременные самки в возрасте от 1 до 2 лет составляют 62%, старше 2 лет — 81,4 — 92%. Здесь необходимо заметить, что определение возраста соболей многими исследователями проводится различными методами, поэтому данные не всегда сопоставимы. Мы определяли возраст соболей по методике Г. Клевезаль и С. Клейненберга (1967).
Величина потенциального прироста численности соболей для юго-восточной части Западной Сибири, при колебаниях в отдельных популяциях от 42 до 122,1%, в среднем составляет 65%. близкие к этим данным показатели потенциального прироста популяций приводят и другие авторы: для северной части Красноярского края — 63% (В. Кисилев, 1964), для Камчатки — 62% (А. Вершинин, 1964), для Пред- байкалья и Забайкалья — 51% (Г. Монахов, 1968).
Выпуски темных соболей в угодьях Западной Сибири имели значение не только для увеличения численности поголовья, но и для улучшения товарных качеств шкурок соболей. Достаточно сказать, что в сезон 1952/53 г. в Нарыме было добыто 87,8% соболей баргузинского кряжа, а енисейского— всего 10,2%. Постепенно намечается снижение заготовок соболей баргузинского кряжа и увеличение соответственно соболей енисейского и минусинского кряжей. Метизация соболей безусловно повлияла на рост темноок- рашенных особей, что в свою очередь привело к появлению в заготовках соболей по товарным качествам шкурок сходных с соболями алтайского и даже камчатского кряжей. Это является также результатом возросшей у соболей индивидуальной изменчивости окраски мехового покрова.
Поступление из одного и того же района шкурок соболей, относящихся к четырем-пяти кряжам—не биологический казус, а результат несовершенства пушного стандарта, необходимость пересмотра которого назрела уже давно.
До настоящего времени из Нарыма продолжают поступать соболя баргузинского кряжа. Так, за сезон 1967/68 г. из Томской области поступило 79,47% соболей енисейского кряжа, 16,53% минусинского и 3,98% баргузинского. В Кузнецком Алатау основу заготовок составляют соболя енисейского кряжа (в среднем 99%) и лишь 1% приходится на долю минусинского.
По цвету соболя Нарымской тайги значительно темнее, чем  Кузнецком Алатау (табл. 3). Для сравнения в таблице приведены данные В. Тимофеева (1968) по окраске соболей из Иркутской области. В таблице за темные приняты головки и подголовка высокая, за средние —  нормальная и темные ,
ТАБЛИЦА 3
Районы    Периоды    Соотношение цветовых категорий (%)
        темных    средних    светлых
Нарым    1962 — 1970 гг.    2,2    47,4    50,4
Кузнецкий Алатау    1962-1970 гг.    0,4    23,3    76,3
Иркутская область    1965-1967 гг.    4    55,7    40,3


Труднодоступность отдаленных охотугодий сдерживает увеличение заготовок соболей. Как правило, их добывают в местах, куда легко можно проникнуть пешком или на некоторых видах транспорта (вездеход, лошадь). Практикуется доставка охотников в глубинные угодья с помощью вертолета, но масштабы такой транспортировки невелики, да к тому же она слишком дорога. Отсутствие промысловых баз, где охотники могли бы, не выходя из тайги, пополнить запасы продовольствия и боеприпасов, также мешает увеличению производительности труда охотника.
Лимитируемая добыча соболей представляет собой чистую формальность. Охотники добывают соболя столько, сколько могут, иногда снижая численность зверька в местах промысла в 15—20 раз. Большое количество шкурок соболей поступает на «черный рынок».
Почти совершенно не ведется контроль за состоянием поголовья соболей. Охотоведы промысловых хозяйств, люди, которые должны систематически следить за наличием в тайге соболя и других охотпромысловых животных, заняты в основном на хозяйственных работах.
Вопросу Постоянного наблюдения за динамикой численности соболя, изменениям возрастного состава популяций и потенциальной плодовитости самок разных возрастных групп необходимо уделить самое серьезное внимание. В эту работу следует вовлечь также многочисленный штат охОтников-промысловиков, проводящих значительное время непосредственно в угодьях. Их сведения о численности соболя на промысловых участках отличаются достаточной точностью и могут быть использованы для прогнозирования заготовок этого ценного вида в различных частях его ареала.
 

Берлоги на Южном Урале

13-11-2018 Hits:4 Охотничьи животные RuneFlame - avatar RuneFlame

C0350

Многие охотники утверждают, что берлоги надо искать иа южных склонах каменистых гор. Это неправильное мнение возникло потому, что именно там они наблюдали больше следов, лежек, нала, царапин м эадиров на...

Read more

Вороговская кулёмка на соболя

13-11-2018 Hits:4 Охота с собаками RuneFlame - avatar RuneFlame

Sable3

Госпромхоз находится в Туруханском районе Красноярского края и занимает площадь 3 млн. га. Как и везде на Севере, большой проблемой у нас является освоение отдаленных угодий, нехватка рабочей силы. Из...

Read more

Летне-осенняя охота с легавой

14-11-2018 Hits:0 Легавые RuneFlame - avatar RuneFlame

FVssPsk50Qs

Этот вопрос волнует многих любителей летне осенней охоты с собакой. В долгие месяцы ожидания мечтают они о тихих вырубках и шумных раз летах тетеревиных выводков, о вальд* шнепиных высыпках, о...

Read more